dralexandra (dralexandra) wrote,
dralexandra
dralexandra

Category:

Квитка Г.Ф. Записки о Слободских полках (1840)

Земля, составляющая ныне Харьковскую губернию, в прежние времена принадлежала к Великому Княжеству Киевскому и служила древними границами Южной России от половцев, казар и печенегов. Без всякого сомнения, она была населена уже в первые веки по рождении Христа, если не ранее.
Доказательством сему:
1) старинные безыменные городища, рассеянные во многих местах (валы некоторых из них поросли огромнейшими дубами);
2) монеты с изображением кесарей первых веков, нередко во множестве находимые в земле.

Сия страна в первой половине XIII столетия опустошена татарами, под предводительством Туши-хана, сына Чингисханова, и потом Бату-Салина, меньшего внука, которого наши летописи именуют Батыем. Жители ее или, лучше сказать, несчастные их остатки, лишившиеся своих правителей, удалилися за Днепр и там состояли сначала под владением князей литовских, а в 1340 году присоединены к Польше и, при свободном исповедании греко-российской религии, сравнены во всех правах и преимуществах с польским шляхетством. Но сие постановление вскоре нарушено поляками: политика их всемерно искала преклонить русских к принятию религии государства их, т. е. римско-католической. После многих покушений Брестский собор в 1593 году подал повод к явному восстанию, возобновившемуся потом и в 1637 году.

Поляки, для усмирения раздраженного народа, в том же году при р. Днепре заложили крепость Кодак и употребили самые жестокие меры принудить русских соединиться с ними как со стороны вероисповедания, так и в других отношениях.

Границы России в то время простирались от запада к востоку по черте, которой часть, между Путивлем и Хотмыжским острогом, составляла границы с Польшею; а остальная, от Хотмыжска до Коротояка, граничила с Нагайскими пустынями, кои, не составляя собственности сих татар, служили только временно и попеременно местами для их кочевья скотоводства. Ахтырка на Ворскле и Гузун-курган на Донце, род укрепленных хуторов для защищения скота в случае наездов российских, были единственными постоянными селениями татар на границе. Первое из них, значущее из слова в слово «Белый бор», опустев, занято было поляками, которые владение свое, впрочем, неважное и мнимое простирали до 1645 года по реку Мерло; но в сем году с опустевшим Ахтырским острогом все уступили России на обмен других, подобных же пустынь.

Угнетаемые жестокостью польского владычества в свободном отправлении веры и исполнении ее обрядов, малороссияне имели уже намерение прибегнуть к русскому царю и просить об исторгнутии их от чуждого ига и принятии в прежнее подданство. Когда мысль сия в нации еще зрела, некоторые жители городов Черкас, Зембора, Корсуня, Чигирина и других разоренных и более угнетаемых поветов в 1646-м году двинулися из-за Днепра в полуденные земли Российского государства. Они начали селиться на пустых землях по Белогородской черте.

Черта сия устроена была царем Михаилом Федоровичем, по возобновлении Белгорода, от р. Ворсклы до р. Дона, на 300 верст, по которой в царствование Алексия Михайловича состояли или вновь построены города, или, лучше, редуты: Болховец, Корнов, Хотмыжск, Вольный, Алешня, Карачев, Ахтырка, Яблонов и другие, ныне малоизвестные селения в Курской и Воронежской губерниях.

Еще царем Иоанном Васильевичем устроен на Донце Чугуев (что ныне корпусный город резервного кавалерийского корпуса), а царем Борисом Федоровичем на Осколе город Цареборисов (что ныне слобода в Изюмском уезде). Впрочем, под именем городов не должно здесь разуметь того, что мы теперь разумеем: это были небольшие крепости, или редуты, из толстого частокола, в которые отряжаемо было по нескольку стрельцов и дворян низшей степени, так называемых «боярских детей», для охранения границ или, лучше сказать, для наблюдения за неприятельскими движениями.

Земли вокруг тех городов пожалованы в поместья дворянам, дьякам, детям боярским и прежних служб служилым людям. Таким-то образом многие великороссийские селения, будучи прежде заведены, остались и ныне находятся во внутренности слободских селений, наиболее около рек Ворсклы и Донца, под именем «земель четвертных», оттого что в то время поместья жалованы были числом четвертей, подобно как ныне определенным числом десятин.

Известность о пространстве, удобстве и прочих выгодах новонаселяемого края вскоре привлекла множество поселенцев, кои и распространили свои владения от вершины реки Сулы по рекам Вире, Пеле, Ворскле, Мерле, Удах, Лопани, Харькове, Мже, Коломаке, Донце, Осколе, Торце и по другим речкам и урочищам.

Свободное поселение и занятие земли по произврлу, обыкновенно на малороссийском наречии выражаемое «поселиться слободно» (свободно), дало сему поселению наименование «слобод»; по народу же, приходящему большей частью из Украины и поселяющемуся «на украйне», на границе — «Украинских слобод», что означает: «свободное, нестесненное, привольное поселение на границе».

Новые сии поселенцы и при начальном заведении жилищ своих были подвержены нападениям от крымских татар. Необходимость и свойственный народу воинственный дух были причиною образования поселенцев сперва в отряды, а по мере умножения жителей - в целые полки.

Слободы: Харьков, Сумы (так названные по речкам, при коих они поселены) и Ахтырка (в то время опустевший острог и заселенный сими пришельцами) по местностям своим сделалися полковыми и начали именоваться городами, а от них сии полки назвались: Харьковский, Сумский и Ахтырский.

СОСТАВ полков

Харьковский
Полковой город Харьков, между реками Харьковом и Лопанью, коих вершины в Белгородском уезде, вне границ слободских полков. Обе сии речки вливаются в реку Уду, впадающую в Донец.
Селения того полка:
Липцы при речке Липце, вливающейся в р. Харьков.
Деркачи при р. Лопани.
Ольшаное при речке Ольшаной, вливающейся в р. Уд.
Валки в вершине р. Мжи.
Мерефа при речке Мерефе, вливающейся в р. Мжу.
Соколов при р. Мже.
Хотомля при р. Донце.
Мартовое при р. Донце.
Волчьи воды при речке Волчьей, вливающейся в р. Донец.
Печенеги, Мохнач – при реке Донце.
Змиев между реками Мжа и Донец.
Лиман при озере Лимане.
Андреевка при потоке из озера Лимана в речку Балаклейку.
Балаклея при р. Балаклейке.
Савинцы при р. Донце.
Сеньков при р. Осколе.
Спеваковка при р. Спеваковке, вливающейся в р. Донец. Купянка при р. Осколе.
Цареборисов (за опустением крепости занято новыми поселенцами) при Осколе.
Тор при реке Торце, вливающейся в р. Донец.
*
Сумской.
Полковой город Сумы при р. Пcле.
Селения того полка:
Недригайлов при вершине р. Сулы.
Белополье при речках Выре и Крыге.
Лебедин при р. Омшанке и озере называемом Лебедино.
Пена при речке Пене.
Мирополье
Краснополье
Межиречь, Ворожба, Суджа.
*
Ахтырский
Полковой город Ахтырка недалече от р. Ворсклы.
Селения того полка:
Мурафа при речке Мерчике.
Богодухов при р. Мерле.
Калантаев — тоже.
Красный Кут тоже при р. Мерле, вливающейся в р. Ворсклу.
Котельва при реке Котельве, тоже вливающейся в Ворсклу.
Коломак в вершине речки Коломака, вливающейся в Ворсклу.

Прочие в сих полках местечка, села и деревни за многочисленностыо не включаются.
Поселяне сих полков — из украинцев, настоящих поляков и даже чужеземных народов — приняли название казаков. А как первые из них были выходцы из повета Черкасского, староства Чигиринского, во владении польском, то все жители сих слободских полков начали именоваться, для отличия от малороссиян, поляков и др., «черкасами», составляли как бы особый народ.

Название «черкас», им присвоенное, упоминается в грамотах, по времени сим полкам дарованных, и потом в государственных узаконениях.

УПРАВЛЕНИЕ СЛОБОДСКИХ ПОЛКОВ

В сих полках с самого устройства введена была служба конная, почему они именовались казаками (конники, кавалеристы): несвойственно было пешего воина именовать казаком.

Штат в каждом полку был следующий:
Полковник избираем был общим избранием всех чиновников в полку. Звание сие давало ему власть жаловать по достоинству в полковые старшины и сотники; по заслугам подчиненных своих раздавать порожние земли и другие угодия универсалами за своим подписом и печатью, утверждая в потомственное владение — и таковые ж земли занимать в свое владение. Приговор в наказании преступников был им утверждаем.

Полковой обозный, по полковнике первый. В ведомстве его была полковая артиллерия и снаряды, к ней принадлежащие, равно и нижние ее чины. В небытность при полку полковника он только командовал полком, но полной полковничьей власти не имел.

Полковой судья присутствовал в полковой ратуше, производя дела судебные, которых утверждение всегда зависело от полковника.

Нельзя ли предполагать, что слово «казак» на каком-нибудь из татарских наречий означал «конника»? В простом народе еще есть прежние насмешки над опешившимся казаком; например: «Не козакуваты Мыколи, не буде в нёго коня николы» (не быть Николе казаком, потому что не обзаведется никогда лошадью) и т. п.

Полковой эсаул приводил в исполнение отдаваемые полковником приказы по воинской части.
Полковой хорунжий в походе имел в своем охранении полковое знамя.
Полковой писарь исправлял в полковой ратуше должность, соответствующую секретарской.

На полковых знаменах изображены были лики Спаса, Божией матери и святых угодников. Печать же полковничьего герба была и полковою. Полковники, командуя собранным полком, имели в руках знак своего достоинства «шестопер», или «пернач», сделанный из металла и украшенный каменьями по желанию и по воле полковника.

Сотники, каждый в своей сотне, исполняли по резолюции полковника дела важные, а прочие сами собою.

В каждой сотне были: сотенные атаманы, эсаулы, хорунжие и писари. Определение их из почетных казаков и обращение в рядовые по-прежнему предоставлено было воле и власти сотничьей. Эсаулы и хорунжие считались по военной службе, атаманы же и писари производили дела спорные и уголовные в сотенных ратушах. Сотенные значки в походе были в охранении своих хорунжих; на них изображены были св. кресты и надписи, какого полка и сотни.

Оружия полковников, вообще полковых старших и сотников были сабли и пистолеты; прочих же сотенных званий и рядовых казаков — сабли, ружья, пистолеты и копья.

В каждом полковом городе и местечке были пушки, и как к городовым, так и походным пушкам были особые пушкари. Все сие было сделано вообще от полковников, полковых старшин и сотников, от их собственности.

В каждом полку жители разделены были на три состояния:
1) Семейства, из коих все способные поступали на убылые места в рядовые казаки.
2) Семейства компанейцев, или подпомощников, должны были казакам, состоящим в действительной службе, вспомоществовать во всем, к службе относящемся, а в поход выступающих снабжать провиантом.
3) Семейства, не вошедшие в первые разряды. Они остались на жительстве земель, поступивших во владение полковников и старшин, и названы владельческими подданными. Впоследствии времени звание сих последних не переменилось.

Полковники не зависели один от другого; но разные причины и по времени местность дали первенство пред прочими Харьковскому.

Приведя таким образом все части в устройство и видя себя в поселении обеспеченными, полковники сих «слободских украинских казачьих полков» объявили пограничным великороссийским боярам и воеводам о приходе и о поселении своем и с ними разных народов для поступления в подданство и службу его царского величества, с обязанностью защищать великороссийские области и города от нападения неприятелей; на что воеводы, по донесении его величеству, получили повеление не препятствовать ни в чем поселившимся и не делать никаких затруднений в расположении и устройстве их поселений, равно и внутреннего распорядка; а новым полкам сим объявлена милость царского величества с обнадежением, что и впредь они будут жалованы царской милостью.

Вследствие чего жители сей новой области российской начали пользоваться свободно всеми промыслами, удобными по местности: винокурением и продажею вина в шинках своих, как в то же время Белгородский разряд, причислив сии полки в свое заведывание, наложил на курение и продажу вина, также и на другие заведения оброчную пошлину в казну, сообразно белогородскому окладу на великороссийские города в том крае. Слободские полки в продолжение двадцати трех лет повиновалися безотговорочно сему постановлению, потому что как на право пользоваться им сими промыслами не было им выдано особых грамот, то за переменою начальствующих лиц, объявивших им о царской милости, они не смели уже никуда обратиться с просьбами о перамене их обязанностей.

Поселенцы сии, выдерживая беспрестанные нападения крымских татар и, отражая их мужественно, никогда не уклонялися от цели своей: защищали границы нового своего отечества, возвратившего им счастье пользоваться свободою в отправлении религии и сохранении собственности, — и с большим самоотвержением, с потерею своих собратий, с единодушием удержали избранный ими край за собою и отняли у крымских татар надежду располагаться в сем крае, как в собственном, и утвердили оный навсегда за Российскою державою.
============================================================================

Первоисточник.

В современной русской орфографии текст публикуется в интернете впервые, если не ошибаюсь. Страницы из полного собрания сочинений Г.Ф.Квитки-Основьяненко некогда отсканировал и прислал мне уважаемый gatoazul

Сподвигли меня его выложить новоявленные политические россияне и "русские имперцы", не устающие рассказывать в интренетах о том, что "хохлы" пришли на нынешнюю восточную Украину уже после того, как она была отвоевана русскими у крымских татар и не имеют ровным счетом никакого отношения ни к завоеванию, ни к освоению этих земель, ни к основанию и строительству на них городов.

Сама я, как раз, и происхожу от первых оседлых поселенцев этих земель. Предки по отцу жили с 17-го века в казачьих сёлах долины речки Мерлы, по матери - долины Ворсклы.

Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 306 comments

Recent Posts from This Journal