dralexandra (dralexandra) wrote,
dralexandra
dralexandra

Н.И.Михновский. САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ УКРАИНА (1900 год)

Недавно я опубликовала три статьи М.О.Меньшикова, одного из главных идеологов русского националистического движения начала 20-го века. Две из них были посвящены т. н. мазепинству, то есть, украинскому националистическому движению. Которое, по мнению Меньшикова, в первой половине 1910-х уже представляло серьёзную угрозу территориальной целостности РИ.
Было бы логично дать слово и его оппонентам.
По мнению украинских историков, идеология украинского национализма была впервые изложена харьковским адвокатом Николаем Михновским в его речах на Шевченковских чтениях в Полтаве и Харькове в 1900 году. Затем он обобщил свои мысли в брошюре "Самостоятельная Украина", которая стала на какое-то время политической программой Революционной украинской партии, основанной в Харькове 11 февраля 1900 г. на III съезде украинских студенческих громад.

Я не нашла в сети текст этой брошюры на русском. Наверно, это неудивительно: украинским националистам переводить его нет смысла, а русские не слишком прислушиваются к оппонентам, что характерно, впрочем, для любых националистов.
Пришлось перевести. Таким образом, программа первой украинской националистической партии публикуется на русском языке впервые.

Конец XIX века был отмечен явлениями, которые характеризуют новый поворот в истории человечества. Эти явления свидетельствуют о том, что пятый акт большой трагедии, названной "борьбой наций", уже начался и окончание приближается. Эти явления - вооруженные восстания порабощенных наций против наций угнетателей. На наших глазах происходили кровавые восстания Армян, Критян-Греков, Кубанцев и, наконец, Буров. Если еще взглянуть на эту более или менее острую борьбу - в ее первых фазах - которую ведут порабощенные народы Австрии, России и Турции против наций- господ, на тот смертельный антагонизм, который существует между немцами и французами, англичанами и русскими, если учитывать, какую страшную массу регулярного войска содержат враждебные друг другу нации, то станет полностью очевидным, что весь мировой национальный вопрос уже совсем созрел, хотя и далёк ещё от необходимого, действительного и справедливого решения. Однако путь к решению единственно возможный, определенный и правильный показали нации, которые уже восстали против чужого господства, в какой бы форме политического верховенства оно ни проявлялось, и этот путь противоречит Гаагской конференции.

Мы признаем, что наш народ тоже находится в положении порабощённой нации.

Итак, если справедливо, что каждая нация, учитывая международные отношения, хочет выливаться в форму независимого, самостоятельного государства, если справедливо, что только государство одноплеменного национального содержания может дать своим членам ничем не ограниченную возможность всестороннего развития духовного и достижение наилучшего материального благополучия: если справедливо, что пышный расцвет индивидуальности возможен только в государстве, для которого пестование индивидуальности является целью - тогда станет окончательно ясно, что государственная независимость является национальным идеалом в сфере межнациональных отношений.

Таким образом, возникает вопрос, возможно ли для нас национальное освобождение?

Пятый акт драмы еще не наступил для нашей нации: она переживает еще и до сих пор длительный и трудный антракт в своей истории: за занавесом что-то происходит, идет какая-то кропотливая работа, время от времени грохочет гром, но занавес еще не поднялся. Антракт, собственно, начинается с 1654 г., когда Украинская Республика соединилась с московской монархией политической унией. С того времени украинская нация политически и культурно мало-помалу замирает, старые формы жизни исчезают, республиканская свобода калечится, нация обессиливает, гибнет, но потом снова возрождается, из-под пепла старины возникает идея новой Украины, идея, которая должна превратиться в плоть и кровь, принять конкретные формы.

Со времени Переяславской конституции прошло сегодня 247 лет, в скором времени Россия будет отмечать 250- летний юбилей этого события.

Когда приходится нам идти на свое собрание под испытывающими взглядами целой фаланги правительственных питонов, когда украинец не волен признаваться в своей национальности, и когда любить отчизну равнозначно, что быть государственным изменником, тогда совсем к месту возникает полный негодования вопрос, по какому праву российское правительство ведет себя с нами на нашей территории будто со своими рабами? По какому праву относительно нас, коренных жителей своей страны, издан закон от 17 мая 1876 г., который осуждает нашу национальность на смерть? [Имеется в виду т. н. Эмский указ. - DrAlexandra] На основании какого права во всех органах власти нашей страны чиновниками назначены исключительно русские (москали) или москализованные ренегаты? На основании какого права из наших детей готовят в школах заклятых врагов и ненавистников нашего народа? Почему даже в церкви господствует язык наших угнетателей? По какому праву правительство российское содранные с нас деньги тратит на пользу русской нации, лелея и поддерживая науку, литературу, промышленность и т.д.? И наконец самое главное, имеет ли право царское правительство вообще издавать для нас законы, универсалы и административные принципы?

Положение царского правительства относительно нас - положение права или насилие? Хорошо известно, что мы по собственной воле пришли к политической унии с московским государством и наследником его - царским правительством. Эта добровольность, по мнению наших противников, запрещает нам роптать на справедливость того, что творится, потому что мы будто бы сами этого хотели, самые избрали себе то правительство. Это утверждение заставляет нас рассмотреть природу и характер соглашения 1654 г.

Государство наших предков соединилось с московским государством "как равный с равным" и как "свободный со свободным", говорит тогдашняя формула, то есть два отдельные государства, полностью независимые одно от другого по своему внутреннему устройству, захотели объединиться для определенных международных целей.

Возникает вопрос, в самом ли деле оба эти государства исчезли после объединения, а на их месте начало существовать третье государство, преемник тех двух? Или, напротив, несмотря на объединение, оба государства существуют друг возле друга? И если так, какое влияние имело объединение на оба государства с точки зрения международного права?

Современная наука межнационального права учит, что государство может быть как простым, так и сложным. Она говорит, что два или несколько государств могут объединиться и и сформировать "союз государств" ("Staatenbund"). Союз государств - это такая форма объединения, при которой уважение и подчинение общим учреждениям не только не исключает внутренней и внешней самостоятельности объединенных государств, но наоборот, оберегание этой самостоятельности становится целью объединения. Государства - члены союза сохраняют право международных сношений наряду с заступничеством целого союза. Все они имеют право отдельно завязывать конвенции и посылать послов, лишь бы только их международные сношения не имели целью вредить интересам целого союза или отдельных членов. Такой союз вполне возможен не только между государствами, которые имеют одинаковое политическое устройство, но и с разными формами государственного устройства, и не перестает существовать даже тогда, когда в одном из государств сменяется форма правления, или вымирает правящая династия. Этим особенно "союз государств" отличается от т.н. "реальной унии государств", которая может существовать только между монархическими государствами, и в любой момент может прекратить своё существование, или вымереть правящая династия. Союз государств возникает из взаимного согласия государств, вступающих в союз. Образцом "союза государств" могут быть: Северо-Американские Соединенные Штаты, Швейцарский союз и самый большой Германский Союз.

Как же объединилось государство московское с государством украинским? Путем соглашения, а соглашение это вылилось в форму т.н. "переяславских статей".

Переяславский контракт так формулировал взаимные и обоюдные отношения государств (приводим главные пункты, придавая им характер современных выражений):
1. Власть законодательная и административная принадлежит гетманскому правительству без участия и вмешательства царского правительства.
2. Украинское государство имеет свое отдельное самостоятельное войско.
4. Субъект неукраинской национальности не может быть в руководстве державы украинской. Исключение составляют контрольные урядники, которые следят за сбором дани в пользу московского царя.
6. Украинское государство имеет право избирать себе главу державы по собственному усмотрению, лишь извещая царское правительство о своем выборе.
13. Неизменность стародавних прав как светских, так и духовных лиц, и невмешательство царского правительства во внутреннюю жизнь украинской республики.
14. Право гетманского правительства свободных международных сношений с чужеземными государствами.

Анализируя эти постановления Переяславской конституции, придходим к выводу, что в ней есть все те приметы, которые характеризуют "союзы государств". Таким образом, самый главный упрек, который адресуют нам наши соперники, пытаясь доказать нам безосновательность наших устремлений, упрек, будто мы никогда не составляли государства и из-за этого не имеем под собой исторического основания, - есть только следствием невежества и незнания ни истории, ни права. В течение всего времени своего исторического существования нация наша изо всех сил стремится вылиться в форму государства самостоятельного и независимого. Даже если вспомнить удельные времена, когда отдельные области нашей нации составляли отдельные государства, то перед нами возникает и литовско-русское княжество, где гений нашего народа был культурным фактором, и самое главное галицко-русское королевство, попытка соединить вместе все области, все ветви нашего народа в одном общем государстве, попытка, повторенная намного позднее Богданом Хмельницким и еще раз - Иваном Мазепой.

Таким образом, украинское государство в той форме, в которой оно сформировано и конституировано Хмельницким, действительно является государством с точки зрения международного права. Противники наши еще упрекают нас тем, что украинская республика, сформированная Переяславской договоренностью, не была самостоятельным государством, потому что платила "дань" царскому правительству. Но если и так, то все же даже с их точки зрения Украинская республика была полунезависимым государством наподобие Болгарии, когда-то Сербии и других балканских государств. Но полунезависимые государства отличаются тем, что не имеют права международных сношений с внешней стороны: тем временем Переяславская конституция предоставляла это право украинскому государству. Как же, однако, понять ту "дань", что платила украинская республика московской монархии? Безуспешно пытаться разрешать этот вопрос с точки зрения современной науки международного права, потому что она не знает и не представляет себе такого государства, которое бы имея атрибуты самостоятельного, платило "дань"; как и, с другой стороны, нельзя предположить, чтобы полунезависимое государство пользовалось правом засылать послов. Это удастся объяснить только тогда, когда согласно тексту конституции мы примем, что "дань" давалась не государству московскому, а царю московскому, как протектору своего рода, потому что государство украинское от союза с московским явно желала только "протекции", а не подданства. С этой точки зрения та "дань" имеет значение вклада в общую казну, предназначенную для международных сношений общего веса. Такой характер подтверждается еще и тем, что украинское государство не было завоевано московской монархией, или приобретено дипломатическим путем, как Польша, а объединяясь с московской монархией, не поступилась ни одним из своих государственных или республиканских прав, и устройство московской монархии для украинского государства был совсем неважно. Переяславская конституция была утверждена обоими контрагентами: народом украинским и царем московским на вечные времена. Московские цари или императоры не исполняли своих обязанностей по конституции 1654 года и ведут себя ныне с нами так, будто Переяславская конституция никогда не существовала. Они поступают с нами так, будто наша нация отказалась от своих государственных прав, отдалась на ласку российским императорам и согласилась разделить одинаковую судьбу с русскими, которые самые выбрали себе царей. Но наш народ ни сам, ни через свое правительство никогда не давал такого согласия и никогда не отказывался от прав, которые принадлежат ему по Переяславской конституции. Поэтому Переяславское соглашение является обязательным для обоих контрагентов: монархии московской и республики украинской на основании принципа, что никакое соглашение не может быть уничтожено или измененная односторонней волей контрагента без ясно высказанного согласия второго.

Поэтому "Единая неделимая Россия" для нас не существует. Для нас обязательно только государство московское, и всероссийский император имеет для нас меньший вес, чем московский царь. Так говорит право. Но в реальности никакого веса не имеет Переяславская конституция, всероссийские императоры - наши неограниченные господа, а Переяславская конституция - только "исторический акт" и не более. Как же с точки зрения права относиться к такому издевательству над правом? Когда один из контрагентов, говорит право, переступил контракт, то второму контрагенту остается на выбор: или требовать от своего контрагента выполнения контракта в том размере и направлении, в котором он был принят ими обоими, или, признав контракт нарушенным во всех его частях, порвать всякие сношения с контрагентом.

И тогда уже есть господство силы, но не влияние права.

Наши оппоненты могут ответить нам, что хотя в самом деле контракт был сведён на нет насилием, обманом и коварством одного из контрагентов, но второй контрагент уже потерял не только право распоряжаться своей судьбой, но даже право протестовать, потому что своим многовековым молчанием он освятил противоправные поступки, и то, что было приобретено несправедливостью, за давностью лет сделалось правым. В связи с этим уже поздно отыскивать бывшие права.

Но в этом рассуждении нет ни крупицы правды. Первое: не может быть приобретенным на основании давности то, что захвачено грабительским или злодейским путем. Во-вторых: понимание о давности не может относиться к подавлению свободы. Давность может иметь вес только в правовых отношениях, но не в бесправных, но таковы отношения московской монархии к украинской республике. В межнациональных отношениях давность может иметь место только относительно тех наций, которые уже не имеют жизненной силы, потому что пока нация живет, пока ощущает себя живой и сильной, до тех пор нет места для давности. Но кроме того, разговор о давности не может играть никакой роли, потому что наш народ своими постоянными протестами против господства Москвы (Дорошенко, Мазепа, Кирилло-Методиевское братство, Шевченко, крестьянские восстания 80-ых годов и т.д.) прервал течение давности, определив направление решить спор об обязательности Переяславской конституции таким способом, который может считаться единственно действительным и серьезным, то есть силой. И даже если бы мы не видели в нашей истории непрерывных протестов, то и тогда наше собственное существование против насилия не только над нами, но и над нашими предками прерывает течение давности, накладывает на нас обязанность разбить путы рабства, чтобы - наследники Богдана Хмельницкого - мы по правую могли пользоваться нашим наследством!

II
Но когда мы имеем достаточно правовых оснований для возвращения Переяславской конституции и освобождения порабощённой свободы, то разве так уж важен вопрос о физических и материальных средствах для достижения нашей цели?

Наши оппоненты говорят, что логика событий, направление и течение жизни с непобедимой силой прут к полному вымиранию, к полному вырождению нашей нации.

Над нами висит черный стяг, а на нём написано:
"Смерть политическая, смерть национальная, смерть культурная для украинской нации?"
Это не сами слова: содержание им соответствует.

Когда у украинской державы отобрано право быть государством, отдельные члены бывшей республики избавились всех элементарных политических прав человека. Бывший украинский республиканец имеет меньше прав, чем нынешний последний московский наймит. Правительство чужеземцев распоряжается на территории бывшей украинской республики будто в свежезавоеванной стране, высасывает последние силы, выдергивает лучших борцов, сдирает последний грош с бедного народа. Чиновники из чужеземцев обсели Украину и презирают тот люд, на средства которого питаются. Непокорными коренными жителями пренебрегают молча, а опасных из них ссылают в Сибирь. Законы российской империи презирают право совести, пренебрегают правом свободы личной, даже неприкосновенностью тела. Бывший протектор украинской республики превратился ныне в настоящего тирана, которому принадлежит право на жизнь и смерть каждого из украинцев. Царский закон от 17 мая 1876 г. наложил запрет на самый язык наследников Переяславской конституции и он изгнан из школы и суда, церкви и администрации. Потомство Павлюка, Косинского, Хмельницкого и Мазепы уже лишено права иметь свою литературу, свою печать: ему предписано даже в сфере духовной работать на своего господина. Таким образом украинская нация платит "дань" не только материальным достоянием, но даже психику и интеллект ее эксплуатируют на пользу чужеземцев. И не только властвует над Украиной царь-чужеземец, но и сам Бог сделался чужеземцем и не знает украинского языка. Просвещение заброшено, культура изувечена и тьма властвует везде по Украине. И через 274 лет по Переяславской конституции "свободный и равный" украинец находится в ещё худшем положении, чем некогда илот, потому что от илота не требовали, по крайней мере, интеллектуальной "дани", потому что от илота не требовали любви и привязанности к своим угнетателям, потому что илот понимал свой гнет, украинец же только ощущает его. Такая вот логика и такие ее следствия. И вот в таких бедственных обстоятельствах мы сошлись вместе, мы собрались в одну семью, объятые большой болью и сочувствием к тем страданиям, которые доверху наполнили народную душу и - пусть вопреки логике событий - мы написали на своем знамени: "Одна, единая, нераздельная, свободная Украина от гор Карпатских и вплоть до Кавказских".

Не увлекаемся ли мы?

Не является ли этот идеал наш одной из тех пышных, святых иллюзий, которыми живет человечество, на которые надеется и которые расплываются тотчас, как захочешь их осуществить?

Может наша страстная любовь к Украине подсказала нам мысль нелепую, безосновательную?

И можем ли мы надеяться на симпатии широкого украинского общества?

И, главное, будет ли осуществление этого желания полезным для нашей нации?

Большей частью, как главный аргумент против нашего права на национальное существование, против нашего права на самостоятельность государственную, - выставляют то, что мы не имеем исторической традиции, не имеем прошлого. На этом аргументе не останавливаемся, поскольку ошибочность его уже доказана нами выше, а также потому, что отсутствие государственно-исторического прошлого не может иметь никакого значения для другой, бодрой нации, которая ощутила свою силу и хочет воспользоваться своим "правом сильного". Для нас намного важнее второй аргумент - это упрек, что нации бессильная, некультурная, инертная. Разве может, говорят нам, темная, неорганизованная, разбитая масса, не одушевленная никакой идеей - создавать историю при современных обстоятельствах жизни? Разве эта масса ощущает национальный или политический гнет? Горстка сумасшедших может только смешить, но не вызвать симпатий даже среди интеллигенции, так как целая украинская интеллигенция охотно, без протеста идет путем утраты национальной идентичности, а за ней и наиболее культурные единицы из народа. И наконец, разве украинская национальность не является только разновидностью русской? Даже если бы было доказано, что мы только разновидность русской нации, то и тогда нечеловеческие отношения россиян к нам освящают нашу к ним ненависть и наше моральное право убить насильника, обороняясь от насилия. Кровь, когда она пролита братской рукой, еще сильнее взывает к мести, потому что это кровь брата! Пусть ученые исследуют, кто кому был родственником, - оскорбленное чувство нации и несправедливость к целому народу брезгают признать моральные связи с русской нацией! Поэтому мы можем обсуждать только методы и способы борьбы!

Итак, мы некультурные. Это, безусловно, правда: наша нация некультурная. Собственно, культурность ее историческая, потому что она замерла на той ступени, на которой она была еще в ХVІІ веке. Это правда, что нация наша в общей культурности со времени конституции с 1654 года продвинулась очень мало вперёд, а со многих точек зрения она вынуждена была возвратиться к более низким формам жизни как политической, так и социальной. Все те религиозно-культурные движения, которые были следствием высокой образованности и волновали наше общество в ХVІІ веке, обещали стать источником не только свободы совести, но и свободы политической. Все эти движения были задавлены насильственно, были изувечены даже элементарные политические пава, как то право личной свободы (панщина), и нация брошена в бездну тьмы. Тогда была убита стародавняя культурность украинской нации, культурность настолько интенсивная, что несколькими своими лучами она смогла вызвать к жизни и мощи нацию нынешних повелителей.

Ага! Ныне наши массы некультурные, но в самом факте нашей некультурности мы находим самый лучший и мощный аргумент и основание к тому, чтобы политическое освобождение нашей нации сделать своим идеалом! Потому что разве возможен для нашей нации прогресс и образование до тех пор, пока нация не будет иметь права распоряжаться собой и пока есть возможность держать нашу нации в неволе!? Пока мы не получим политических и государственных прав, до тех пор мы не будем иметь возможности сделать порядок вещей у себя дома нам по сердцу, потому что интерес наших хозяев полностью противоположен нашим интересам, потому что раскрытие глаз у рабов опасно для господ. Эту последнюю задачу должна взять на себя национальная интеллигенция. Это ее право и ее обязанность.

А в истории украинской нации интеллигенция её то и дело играла позорную и постыдную роль. Предавала, бунтовала, интриговала, но никогда не служила своему народу, никогда не видела своих интересов в интересах целой нации, никогда не хотела видеть общности этих интересов. На глазах истории сильная, просвещенная и культурная интеллигенция Украины приняла в ХVІ и ХVІІ веках польскую национальность, и все те Четвертинские, Чорторыйские, Вишневецкие и Тимкевичи - плоть от плоти нашей и кость от костей наших! Тогда сильным и могучим замахом украинский народ породил новую интеллигенцию. Эта другая приняла русскую национальность на протяжении ХVIII и XIX веков. И все эти Безбородьки, Прокоповичи, Яворские, Прощинские, все эти Гоголи, Гнедичи, Потапенки, Короленки и "им же несть числа" - все они наша кровь. Народ снова остался без интеллигенции, интеллигенция покинула его в самые горькие, тягчайшие времена его существования. Можем ли мы сравнить войну, мор даже, с этим массовым предательством интеллигенции? И война и мор - они косят без разбора и ученых и темных, и бедных и богатых, предательство забрало цвет нации - самый культурный ее слой.
Это были такие две казни, что не найти им равных в истории какой-нибудь другой нации. Но украинский народ нашел в себе достаточно сил, чтобы даже посреди наихудших обстоятельств политических, экономических и национальных создать себе новую, третью интеллигенцию. Эволюция украинского интеллигента третьей формации еще не началась, но характеристическая его примета - служение своему собственному народу - отразилась в нем с полной силой.
Поэтому, если третья интеллигенция имеет органические связи с украинской нацией, когда она является заступником украинского народа, единственно сознательной частью украинской нации, то руль национального корабля принадлежит ей. Так что, довольно говорить, будто масса украинского общества не имеет ничего общего с последней формацией своей интеллигенции - украинская интеллигенция есть самое общество в миниатюре, стремления общества - это стремления интеллигенции, порывы интеллигенции - это порывы и симпатии целого общества.
А если так, то становимся глаза в глаза с вопросом: "Если украинская интеллигенция существует, если она заступник общества, если она борется, то почему мы не слышим об этой борьбе, не видим результатов ее и даже не ведаем и о том, за что, собственно, борется новая интеллигенция?"

Невозможно вот здесь подробно ответить на все эти вопросы. Одно можно сказать, что провозвестника современного политического украинства - Шевченко - не поняло ни его собственное поколение, ни близкие к нему. Когда Шевченко своими страданиями и смертью освятил путь борьбы за свободу политическую, национальную и экономическую украинского народа, то близкие к нему поколения из так называемого украинофильского лагеря на своим флаге написали: "Работаем так, чтобы никто нигде не видел нашей работы!" Эти поколения "белых голубей"своим псевдо-патриотизмом деморализовывали всё украинское общество на протяжении половины столетия. Напуганные страданиями Шевченко, а отчасти и неприятностями, которые испытали его товарищи, эти поколения взлелеяли целый культ трусости, выработали целую религию лояльности, эти поколения своим неслыханным сервилизмом, своей безыдейностью, своей необычайной инертностью оттолкнули от себя целый ряд движений молодежи, которая стояла на украинско-национальной почве. Эти поколения сделали украинское движение чем-то позорным, чем-то смешным, чем-то обскурантным! Эти поколения придали украинофильству характер недоношенной умом этнографической теории. Эти поколения сами лучше всего назвали себя - украинофилами, то_есть людьми, которые симпатизируют Украине. Они не хотели даже называть себя украинцами. Тактика и политика украинофилов привела к тому, что целая молодая Украина с отвращением от них отшатнулась, симпатий же старой Украины они не смогли себе снискать. Таким образом украинофилы остались без потомства, и современная молодая Украина считает себя непосредственным наследником Шевченко, а ее традиции идут к Мазепе, Хмельницкому, к королю Даниилу, минуя украинофилов. Между молодой Украиной и украинофилами нет никаких связей - кроме одной страшной и фатальной связи - своей кровью заплатить за ошибки предшественников.
Времена вышитых сорочек, свиты и горилки прошли и никогда уже не возвратятся. Третья украинская интеллигенция начинает борьбу за свой народ, борьбу кровавую и беспощадную. Она верит в силы свои и национальные, и она выполнит свою обязанность. Она пишет на своем флаге слова: "Одна, единая, нераздельная, свободная, самостоятельная Украина от Карпат и до Кавказа". Она отдает себя служению этому великому идеалу и пока хоть на одном лоскуте украинской территории будет властвовать чужеземец, до тех пор украинская интеллигенция не сложит оружие, до тех пор все поколения украинцев будут идти на войну. Война будет вестись всеми средствами, и борьба культурная имеет такое же значение, как и борьба физической силой. Потребность борьбы вытекают из факта нашего национального существования. Пусть наша история печальная и безрадостная, пусть мы некультурные, пусть наши массы темные, обманутые, мы все же существуем и хотим дальше существовать. И не только существовать как живые существа, мы хотим жить как люди, как граждане, как члены свободной нации. Нас много - целых 30 миллионов. Нам принадлежит будущее, потому что совсем невозможно, чтоб 1/30 часть всего человечества, целая большая нации могла исчезнуть, могла быть задушенной, когда она способна воевать с целым миром! Мы существуем, мы ощущаем свое существование и свое индивидуальное национальное "Я". Наша нации в своем историческом процессе часто была не солидарной между отдельными своими частями, но ныне весь цвет украинской нации, по всем частях Украины живое одной мыслью, одной мечтой, одной надеждой: "Одна единая, нераздельная, свободная, самостоятельная Украина от Карпат и до самого Кавказа". Ныне мы все солидарны, так как поняли, из-за чего были у нас и Берестечки, и Полтавы. Мы возродились из почвы, насквозь напоенной кровью наших предков, которые полегли в борьбе за волю Украины, мы впитали с молоком наших матерей стародавнюю любовь нации к отчизне и ее свободе и ненависть к насилию над нами. Как нельзя остановить реку, которая, сломав лед весной, бурно несется к морю, так нельзя остановить нацию, которая ломает свои оковы, пробудившись к жизни. Наша нация вступила на новый путь жизни, а мы должны стать во её главе, чтобы вести к осуществлению большого идеала. Но мы должны помнить, что мы только возвещаем его силу, мы только его посланцы. Этот великий - весь народ украинский.

Но как партия боевая, партия, которая выросла на почве истории и является партией практической деятельности, мы обязаны указать ту ближайшую цель, которую мы видим. Эта цель - возвращение нам прав, определенных Переяславской конституцией с 1654 г. с расширением ее влияния на целую территорию украинского народа в России. Мы проивозглашаем, что мы возьмем силой то, что нам принадлежит по правую, но отнято у нас тоже силой. Наша нация долго была больна, но ныне уже поднимается на борьбу. Она добудет себе полную свободу и первая ступень к ней - Переяславская конституция.

Мы понимаем, что борьба будет лютая и долгая, что враг беспощадный и сильный. Но мы понимаем и то, что это уже последняя борьба, что потом уже никогда не наступит благоприятное время для новой борьбы. Ночь была длинна, но утро приблизилось и мы не допустим, чтоб лучи свободы всех наций заблестели на наших рабских кандалах: мы разобьем их к рассвету свободы. Мы в последний раз выходим на историческую арену, и или поборем, или умрем... Мы не хотим дольше сносить господство чужеземцев, не хотим больше пренебрежения на своей земле. Нас горстка, но мы сильны нашей любовью к Украине! Сыны Украины! Мы, как тот Антей, прикасаясь к земле, наберемся ещё большей силы и упорства. Нас мало, но голос наш будет звучать везде на Украине и каждый, у кого еще не оподленное сердце, отзовется к нам, а у кого оподленное, к тому мы самые отзовемся!

Пусть трусы и отступники идут, как и шли, в лагерь наших врагов, им не место между нами и мы провозглашаем их врагами отчизны.

Все, кто на целой Украине не за нас, тот против нас. Украина для украинцев, и пока хоть один враг чужеземец останется на нашей территории, мы не имеем права сложить оружие, помним, что слава и победа - это доля борцов за народное дело. Вперед, и пусть каждый из нас помнит, что когда он борется за народ, то должен заботиться обо всем народе, чтобы целый народ не погиб из-за его неосмотрительности.

Вперед! Потому что нам не на кого надеяться и нечего оглядываться назад!

Текст на украинском языке: http://aps-m.org/wp-content/uploads/2017/03/Samostiina_Ukraina_vyd2012.pdf

Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 124 comments