October 20th, 2016

Сергей Иванов о Маннергейме, Путине и маргинальной части населения

С интересом прочла интервью Сергея Иванова "Комсомольской правде"

Избранные места:

"- Сергей Борисович, вначале вопрос от «злых языков». Как вам в опале? Смотрю, кабинет у вас другой. Переселили?

- Да, кабинет новый. Но по размеру он не меньше, а даже, пожалуй, побольше предыдущего. Вы в прежнем тоже бывали, можете объективно сравнить (Сергей Иванов поменялся кабинетом со своим бывшим замом, а ныне главой президентской администрации Антоном Вайно, - Ред). Никакой опалы я не чувствую. И вообще с оптимизмом смотрю на то, что теперь я, наконец, могу заняться конкретными делами, которые люблю и которыми вообще-то давно занимался, но так, знаете, урывками.

Я находился на очень ответственных «горячих» постах с 1999 года. Был секретарем Совбеза, потом шесть лет министром обороны, потом первым вице-премьером, вице-премьером – еще шесть лет. В декабре 2011 года при Дмитрии Анатольевиче Медведеве я пришел в администрацию президента и возглавил ее. В мае 2012-го, когда Медведева на высшем государственном посту сменил Владимир Владимирович, у меня состоялся с ним разговор. Я сказал, что желательно, чтобы я проработал на этой должности четыре года.
...

- Я не понимаю: вы что, устали?

- Я не устал.

- Тогда в чем логика вашего ухода?

- Слушайте, 17 лет – это большой срок. Я прекрасно понимаю, что, скажем так, моя физиономия уже многим надоела, что в окружении Путина и вообще во власти надо менять людей, что нельзя бесконечно сидеть на одних и тех же должностях. И я знал, что вслед за мной последует еще масса других перемен кадровых. О наших договоренностях с Владимиром Владимировичем мы никому не говорили. И этого никто не мог предположить, так как внешних оснований действительно не было. Насколько я понял, и президент об этом сказал, претензий к моей работе в качестве главы администрации и на предыдущих должностях не было.
...
- Вы принимали участие в открытии доски Маннергейма в Петербурге, которую на днях все-таки убрали со здания Военной академии и перевезли в музей Первой мировой войны в Царском Селе. Вы не считаете, что появление этой доски в Петербурге было ошибкой? Люди этого не поняли…

- Согласен, наверное, надо было заранее объяснить людям элементарные вещи, связанные со знанием истории. У нас народ, к сожалению, часто историю либо не знает, либо, даже когда узнает какие-то отдельные факты, не хочет их признавать в упор. Против установления памятного знака Маннергейму протестовала очень узкая, маргинальная часть населения, представленная такой незарегистрированной партией, как «Другая Россия». Обливали доску краской, занимались вандализмом. Главная фальсификация в том (даже некоторые СМИ ее допускали), что доску установили финскому маршалу Маннергейму. Вранье полное! Это памятник русскому генерал-лейтенанту Маннергейму. Нельзя отрицать, что Маннергейм очень много сделал для Российской империи. Он Георгиевский кавалер. А все Георгиевские кавалеры у нас увековечены на досках в Георгиевском зале Кремля [?? Георгиевских крестов всех степеней в Первую мировую было вручено 1,5 миллиона. Мой прадед - дважды Георгиевский кавалер. И где имя на доске?]. Конечно, Маннергейм фигура противоречивая. Но это пример того, как жизнь людей, и не только простых, была кардинально изменена, исковеркана октябрем 17-го года.

- Вам не кажется, что такие резонансные вещи только усиливают раскол в обществе?

- Нам нужно, чтобы народ все-таки знал свою историю. Во Франции в Бастилии бошки рубили, но французы признают историю таковой, какая она есть. Мы не говорим, что гражданин Финляндии Маннергейм (а он им стал после 18-го года) принес много пользы Советскому Союзу. Нет, конечно. Но мы говорим, что он принес очень много пользы, в том числе выполняя ответственные разведывательные задания по линии Главного разведывательного управления Генштаба Российской империи.
..."